Калашников на все 100: В его честь детей называли Калашами

На фото: памятник конструктору-оружейнику Михаилу Калашникову

На фото: памятник конструктору-оружейнику Михаилу Калашникову (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

10 ноября конструктору автоматического оружия Михаилу Тимофеевичу Калашникову исполнилось 100 лет со дня рождения. И хотя он ушел из жизни 6 лет назад, 23 декабря 2013 года, память о нем сохранится еще на многие годы, если не века. Всё благодаря изобретенному им автомату, снискавшему ему мировую славу. Сейчас на долю АК приходится 20 процентов всего имеющегося на планете стрелкового оружия, в различных модификациях Калашниковых выпущено около 100 миллионов штук (и производство продолжается), автомат стоит на вооружении 50 иностранных армий и украшает гербы и флаги нескольких стран. Его любимое детище НПО «Ижмаш» носит теперь имя легендарного конструктора — «Концерн «Калашников».

У автомата Калашникова, который изначально назывался АК-47 (на вооружение советской армии стал поступать в 1949 году), действительно мировая слава. Даже в какой-нибудь забытой богом африканской деревушке произнесешь слово «калашников» и сразу ясно, о чем речь. Сам Михаил Тимофеевич к массовому распространению своего «изделия», как называют автомат оружейники, относился осторожно. «Я создавал автомат для защиты своего Отечества, а не для того чтобы оно стреляло по всему миру», — будто оправдываясь говорил он. Действительно, для России автомат Калашникова, знаменитый АК и все это последующие модификации, это символ военной мощи и один из гарантов неприкосновенности. Только в нашей стране было произведено 70 миллионов автоматов под этим брендом.

Сам же Михаил Калашников при жизни оставался человеком скромным, деликатным — в лучах славы не купался, и даже когда отошел от дел, продолжал помогать молодым конструкторам, был в курсе всех разработок родного предприятия. Долгие годы Михаил Тимофеевич вообще находился в тени своего легендарного изобретения — если автомат был уже известен во всем мире, то самого конструктора не узнавали в лицо даже в своей стране. Когда Калашников в 1990 году приехал в США на встречу с изобретателем автоматической винтовки М16 (выпущено 8 миллионов) Юджином Стоунером, американцы встречали его как кинозвезду. Портретами Михаила Тимофеевича на фоне АК пестрели все периодические издания. Калашников на родине в то время жил в скромной квартире в Ижевске — на третьем этаже без лифта.

— Михаил Тимофеевич всегда оставался очень скромным человеком, — рассказывал мне биограф оружейного конструктора Александр Ужанов. — Легко отзывался на любую просьбу, без всяких отговорок выезжал на встречи со школьниками и студентами, выступал перед солдатами в воинских частях. Он не комкал выступления, всегда подробно отвечал на вопросы, старался донести до молодежи свои мысли о судьбе Родины, об отношении к долгу. Слушать его было интересно. Широко известно, например, его высказывание, ставшее афоризмом: «Всё нужное — просто. Под эти девизом и изобретаю. Солдат академий не заканчивает, ему надо просто и надежно». Это он говорил о том самом автомате.

Вообще за рубежом долгие годы бытовало убеждение, что Калашников это не фамилия, а некий коллективный псевдоним группы конструкторов, которым для брэнда взяли имя героя из поэмы Лермонтова «Песня о купце Калашникове». Ну, не укладывалось в голове, что один человек, простой сержант, способен придумать столько разных образцов автоматического оружия. В некоторых странах были убеждены, что Калашников это исключительно название знаменитого автомата, а не фамилия человека.

— Как-то в Аргентине, — вспоминает Александр Ужанов, — местный таможенник взял в руки загранпаспорт Михаила Тимофеевича, стал медленно читать по слогам фамилию на латинском. А потом, пораженный, как закричит: «Калашников!». Посмотреть на человека-автомат и сфотографироваться с ним сбежались все местные охранники. Они не могли поверить, что перед ними реальный изобретатель автомата.

Популярность автомата Калашникова во всем мире была столь высока, что в Мозамбике, например, одним из самых распространенных имен для мальчиков в конце ХХ века стало имя Калаш. Суеверные африканцы верили, что с этим именем в новорожденного вселяется дух свободы и умение постоять за неё. Сам Михаил Тимофеевич как-то вспоминал, что однажды в Индии случайно оказался при родах лошади. Местные жители, зная кто он, попросили конструктора дать жеребенку кличку «Михтим» — производное от Михаил Тимофеевич. Калашников с улыбкой согласился — звучит по-индийски.

А вот американские солдаты во Вьетнаме советский АК, с которым воевали против них вьетнамцы-северяне, уважительно называли «Эй-Кей» — практически как «О’кей». За несокрушимость и безотказность. Его можно было волочить по грязи и топить в болоте, а он продолжал стрелять в тех условиях, когда американская М16 «капитулировала». К слову, спецподразделения армии США до сих пор используют АК-47 7,62 мм, предпочитая его другим видам стрелкового вооружения.

На Родине про Калашникова, как знаменитого конструктора автомата, вспомнили лишь в 1994 году. Тогда с подачи министра обороны Павла Грачева ему присвоили воинское звание генерал-майора. Полковником до этого он проходил 25 лет, получив это звание еще в 1969 году. И тут случилась казусная история. Михаил Тимофеевич приехал в Москву за генеральскими погонами в штатском костюме. Новый китель и брюки с лампасами сшить еще не успели, а старый полковничий он держал только для официальных фотографирований. С кителем проблему решили — мастера 43-го ЦЭПК Минобороны сшили его буквально за ночь, а вот про генеральскую фуражку как-то забыли. Ну, а какой генерал без фуражки? Тем более на официальной церемонии у министра.

— Сейчас ситуацию можно вспоминать с юмором, но тогда точно было не до смеха, — вспоминает бывший спичрайтер (составитель текстов речей и выступлений — «СП») министра обороны полковник Андрей Барковский. — Калашникову помимо генеральских погон министр должен был подарить и портрет Михаила Тимофеевича в генеральской форме, который в спешном порядке написал народный художник РФ из студии военных художников имени Грекова Сергей Присекин. А на портрете конструктор в фуражке, а фуражки-то и нет — художник рисовал её по воображению. Купить в «Военторге» тогда было невозможно, пошить новую — уже поздно. В общем, пришлось действовать проверенным способом — за бутылку водки сторговали фуражку у прапорщика на министерском складе. И с размером угадали — на приеме в Минобороны Михаил Тимофеевич был во всей генеральской красе.

Военную форму Михаил Калашников надевал редко — по праздникам и на официальных церемониях. На китель было что повесить — Золотую звезду Героя России, две звезды Героя Соцтруда, несколько десятков орденов и медалей, да и погоны вскоре стали генерал-лейтенантскими. Прославленный оружейник никогда не кичился ни званиями, ни наградами, ничего не просил. И когда ему выделили квартиру в Москве, чтобы не останавливался в гостинице во время приездов в столицу, он долго от нее отказывался, считал роскошью.

— Калашников, конечно, гордился, что АК получил столь широкое распространение, — говорит Александр Ужанов. — Это с одной стороны, но при этом он всегда повторял, что ему больно и горько, что далеко не всегда этим оружием добиваются правых целей. Михаил Тимофеевич говорил: «Я ведь создал автомат для защиты своей Родины от врага, для того, чтобы наш воин мог защитить себя и остаться в живых. Поэтому моя совесть чиста. Хочется верить, что созданное мной оружие будет использоваться строго по назначению: стоять на страже мира, безопасности, чести и справедливости. И пусть каждый, кто когда-либо возьмет в руки мой автомат, вспомнит старинную заповедь, которую чеканили на лезвиях мечей русских богатырей: без нужды не вынимай, без славы не вкладывай».

Нет смысла рассказывать о самом автомате Калашникова даже в столетний юбилей конструктора — о нем известно всё, если даже не больше. Но вот хочется остановить внимание на тех спорах, которые до сих пор ведутся по поводу, что Калашников мог использовать разработки немецких конструкторов, в частности Хуго Шмайссера, при создании своего АК. Намекают на внешнее сходство немецкого StG-44 и АК-47, но это действительно лишь некая похожесть двух автоматов. Тут какие есть нюансы — Шмайссер действительно находился в Ижевске с осени 1946 года по конец 1952-го. Калашников разработал свой автомат раньше, а приехал в Ижевск, чтобы уже выпустить установочную партию АК весной 1948 года, до этого дорабатывал автомат в Коврове, а работу начинал еще в Коломне.

Если посмотреть на ТТХ двух автоматов, то они отличаются по своей конструкции, в частности по способу запирания затворов. У StG-44 он с перекосом затвора в вертикальной плоскости, у АК — запирание происходит поворотом затвора вокруг продольной оси. Разнятся и ствольные коробки, ударно-спусковые механизмы, способы сборки-разборки автомата. Есть и другой ряд принципиальных отличий. И уж если говорить о копировании, то немецкую компоновку и конструктивные особенности позаимствовал американский конструктор Юджин Стоунер при создании уже в конце 1950-х годов своей автоматической винтовки М16.

В общем, Калашников — исключительно отечественное оружие, не смотря на многочисленные копирования российского автомата — он узнаваем во всех вариантах во всем мире. А создателю, легендарному конструктору Михаилу Тимофеевичу, сегодня 100 лет со дня рождения. Калашников родился век назад, чтобы сделать Калашников.

Новости мира: Американские учёные смоделировали первые часы ядерной войны между Россией и США

Новости России: Пушков назвал безумными слова Турчинова об атаке на Крымский мост

Источник