Не в пользу Шойгу: США потеряли в Сирии 1 истребитель, Россия — 13 самолетов и вертолетов

На фото: место крушения самолета Су-24М и вертолета Ми-8 спасательной группы в Сирии

На фото: место крушения самолета Су-24М и вертолета Ми-8 спасательной группы в Сирии (Фото: Следственный комитет РФ/ТАСС)

Американские СМИ опубликовали фотографии своих вертолетов HH-60M «Черный ястреб» (медицинский вариант UH-60M) с уникальным, как они утверждают, оборонным комплексом AN/AAQ-24. Причем снимки сделаны в Сирии во время эвакуации раненых в окрестностях северного города Саррин, то есть в условиях реальной войны.

Система AN/AAQ-24 должна перехватывать самонаводящиеся ракеты «земля-воздух» переносных ЗРК, которые наиболее опасны для вертолетчиков. Работает, как российский комплекс «Штора», который вот уже 30 лет с хвостиком устанавливается на наших танках. То есть противодействие основывается за счет «сбивания с курса».

Пару лет назад AN/AAQ-24 неожиданно сняли и пообещали ВВС США что-то получше. И вот в Twitter некий юзер с ником @JakeGodin увидел в небе американские вертолеты неизвестного подразделения с внешними устройствами от вышеуказанного комплекса. Что интересно: в начале сфотографированные машины HH-60M «приписали» к Корпусу морской пехоты, а потом выяснили, что они относятся к специальной воздушно-наземной целевой группе Центрального командования США. То есть к весьма серьезной спецслужбе, которые выполняет особые задания.

В этой связи любопытно узнать, отчего вертолетная «Штора» по-американски не понравилась «звездно-полосатым» пилотам в Сирии, да и в Ираке тоже? И почему в отличие от обычных боевых летчиков заокеанские спецслужбы все-таки оставили «неудобную» AN/AAQ-24?

Ответы на эти вопросы, как ни странно, дают объяснения и на другой, уже более важный для нас вопрос: почему потери российских самолетов и вертолетов в Сирии многократно выше, чем американские. Кстати, по этой причине за океаном (в России — тоже) поднимается и раздувается истерика, дескать, Минобороны РФ и лично президент Путин не жалеют своих пилотов. Мол, жертвуют ими ради геополитических очков.

Дальше проводится мысль: если наши самолеты и вертолеты пачками гибнут в войне с противником, у которого даже ВВС нет, то случись что-то серьезное, от русской боевой авиации ничего не останется. На этом спорном моменте следует остановиться поподробнее.

В самом деле, справочные цифры, увы, далеко в не нашу пользу. Американцы пишут, что в Сирии не вернулись на аэродромы пять «звездно-полосатых» летательных аппаратов, в том числе один истребитель F-16 CJ, вылетевший 30 ноября 2014 года на ночное боевое задание. Названа причина этой авиакатастрофы — механическая неисправность. Пилот погиб. Остальные потери — это беспилотники.

Что касается ВКС РФ, то американцами называется цифра 22 разбившихся российских летальных аппарата. Из них — 13 самолеты и вертолеты. Вкратце напомним трагическую историю гибели в Сирии наших летчиков.

24 ноября 2015 года Су-24М был вероломно сбит F-16 турецких ВВС. Это был удар в спину. Один пилот был убит наземным огнем во время спуска, второй — спасен. В в зону крушения были направлены два российских вертолета Ми-8. Один из которых был поврежден огнем боевиков. Члены экипажа вертолета были спасены.

12 апреля 2016 года вертолет Ми-28 разбился под Хомсом, пилоты погибли. Минобороны РФ исключило вражеский огонь в качестве причины авиакатастрофы.

8 июля 2016 года вертолет Ми-35 потерпел крушение в районе Пальмиры. По информации арабских СМИ, он был сбит. Оба российских пилота погибли.

1 августа 2016 года транспортный вертолет Ми-8 был сбит наземным огнем в провинции Идлиб при возвращении на авиабазу Хмеймим. Три члена экипажа и два офицера российского Центра примирения враждующих сторон в Сирии погибли.

3 ноября 2016 года вертолет Ми-35 совершил аварийную посадку в районе сирийского города Пальмира и, возможно, был уничтожен неуправляемым безоткатным оружием после приземления, но экипаж благополучно вернулся на авиабазу Хмеймим.

14 ноября 2016 года истребитель МиГ-29 потерпел крушение по пути следования на авианосец. Пилот катапультировался и выжил. 3 декабря 2016 года авиакрыло ВМФ РФ «Адмирала Кузнецова» менее чем за месяц понесло вторую потерю после того, как у самолета оборвался трос фиксатора. Пилот катапультировался и выжил.

10 октября 2017 года штурмовик Су-24 разбился при взлете на авиабазе Хмеймим предположительно из-за технической неисправности. В результате крушения погибли оба члена экипажа.

31 декабря 2017 года вертолет Ми-24 задел линию электропередач в провинции Хама, 2 из 3 членов экипажа погибли.

3 мая 2018 года тяжелый истребитель Су-30 разбился в Средиземном море после взлета с авиабазы Хмеймим. По публичным данным, в двигатель попала птица. Оба пилота погибли.

7 мая 2018 года вертолет Ка-52 потерпел крушение во время планового полета над восточными районами САР. Оба пилота погибли.

И наконец, 17 сентября 2018 года самолет-разведчик Ил-20 с 15 военнослужащими был непреднамеренно сбит ракетой С-200, выпущенной сирийской ПВО. Причиной трагедии стала провокация израильских ВВС.

Невольно возникает чувство ужасного состояния нашей боевой авиации по сравнению со штатовской. Между тем, в самих Соединенных Штатах летчики тоже гибнут.

В результате расследования военной газеты The Military Times, выяснилось, что за период 2013—2017 количество аварий с участием всех пилотируемых истребителей, бомбардировщиков, вертолетов и грузовых военных самолетов военных выросло почти на 40% года. Что и стало причиной смерти 133 летчиков и других военнослужащих США.

В марте-апреле 2018 года в ВВС США произошло сразу 6 (!) авиакатастроф, в которых разбилось 16 членов экипажей. Всего в прошлом году аварии с боевыми самолетами погубили 38 американских летчиков. Парадокс, однако, заключается в том, что «звездно-полосатое» общество равнодушно к потерям внутри страны, дескать, это учебные издержки. В конце концов, пилотам хорошо платят из кармана налогоплательщиков.

Но все кардинально меняется, если авиакатастрофы случаются на локальных театрах боевых действий. Тогда потери становятся орудием внутриполитической борьбы. В итоге до 90% всех заданий отменяются на начальной стадии полетов. Стоит появиться хоть какой информации о расположении боевиков на маршруте, или летчик сообщил о каких-то второстепенных технических проблемах, моментально звучит команда «отбой».

Кроме того, как пишет The Military Times, самолеты и вертолеты более тщательно готовятся к вылетам, а само задание планируется до мельчайших деталей. Причем, предпочтение отдается более защищенной от наземных угроз технике.

Когда в 2017 году на вертолетах Морской пехоты установили системы AN/AAQ-24, сразу же возросла нагрузка на пилотов. После этого начались массовые жалобы, мол, уникальный комплекс неудобен в управлении и не гарантирует безопасность. Комплексы, от греха подальше отсоединили. Однако, как случайно выяснил @JakeGodin, штатовские спецслужбы оставили аналог «Шторы» на своих «Черных ястребах». Эксперт по безопасности полетов Джозеф Тревитик, работающий на портал The Drive, поясняет, что «это намного лучше, чем ничего».

Все это в сумме дает основание все-таки полагать, что в Сирии уровень подготовке к полетам у американцев был выше, чем у наших служб, во всяком случае, в первые два года операции. Именно на этот срок и пришлись основные потери.

Военное обозрение: Россия отомстит за гибель бойцов ЧВК в Дейр-эз-Зоре, отбив у США сирийскую нефть

Военные новости: Российский генерал рассказал, какими будут войны будущего

Источник